Этикет патриархальный. Этикет демократический

Этикет Разное

«Этикет — это разум для тех, кто его не имеет», — дань в умении говорить афористично и зло, и спросим (у самих себя, в первую очередь), а почему, собственно? И отвечать начнем издалека и по порядку.

Французское слово «etiquette» вошло во все языки мира. и давно воспринимается без перевода.

Между тем, столь единодушное, единообразное пони мание этикета стало оправданным, вероятно, лишь совсем недавно.

Собственно говоря, саму историю этикета принято отсчитывать где-то века с 16 когда этикет стал способом (а часто и смыслом) существования королевских дворов Европы. Галантный век во всем галантен. Возможно, публика скучала, а, возможно, монархи абсолютизировали свою власть любым мыслимым способом — регламентируя жизнь своих подданных на каждом шагу, и сами, подчас, становясь рабами и жертвами пышных и слегка нелепых (если смотреть с высот прошедших лет) церемониалов. Как бы то ни было, но в 16 веке «этикет» означал свод правил поведения при дворе монарха. В этих недрах он за родился — в этих недрах и процветал.

И за пределами его влияния осталась, по сути, целая жизнь — жизнь простого народа, крестьян и ремесленников, становящегося «цеха» интеллигенции, а также жизнь воинов, чиновников, людей искусства (не допущенных ко двору), маргиналов различного толка и многих, многих других. Но так ли это на самом деле? Стоит ли считать, что кроме придворной публики никто этикета не знал и ни в какие церемонии не играл? Может, в самом понимании слова «этикет» нужно что-то подправить? В дословном переводе с французского «этикет» — это ярлык, церемониал и, между прочим, этикетка.

Можно ли говорить о том, что церемонии — в самом широком смысле этого слова — были изобретены лишь 16 веке и лишь в среде придворных?

Или, все же, стоит говорить о том, что подобное узкое понимание слова «этикет» сложилось исторически, и пора взглянуть на проблему шире? И тогда надо будет признать тот очевидный факт, что в 16 веке появился не институт этикета как таковой, а лишь некий кодекс поведения и чести, сложившийся и укрепившийся при королевских дворах Европы. Он и получил название «этикет». И именно с 16 века это слово, вместе с правилами придворной жизни зародившимися в среде обитателей Версаля, стало распространяться по миру, проникая во все языки без перевода и особых комментариев.

Попробуем рассмотреть этикет как специфический институт общественной жизни. Этикет — как свод норм, правил общения людей между собой, поведения каждого конкретного человека в обществе — в той социальной среде где он живет, с членами которой взаимодействует.

Поэт сказал: «Моя свобода размахивать руками заканчивается там, где начинается нос моего ближнего».

«Носы ближних» окружали человека с древнейших времен, уже при первобытнообщинном строе существовало четкое понимание того, кто есть «ближний», и чем грозит неосторожное обращение с носом «дальнего».

Строгая регламентация поведения и общения людей пронизывает всю человеческую историю. И эта регламентациям имеет глубокий смысл — иначе, собственно говоря, она сопровождала бы человечество во все времена и на всем пространстве его жизнедеятельности.

Этикет вообще — это совокупность правил поведения, регулирующих внешние проявления человеческих взаимно отношений (обхождение с окружающими, формы обращения и приветствий, поведение в общественных местах, манеры и одежда). Этикет — составная часть внешней культуры человека и общества. В него входят те требования, которые приобретают характер более или менее строго регламентированного церемониала и в соблюдении которых имеет особое значение определенная форма поведения.

Хотя этикет, в конечном счете, выражает содержание тех или иных принципов нравственности, в традиционном обществе он, как правило, становится ритуалом, имеет чисто внешнюю, оторванную от своего нравственного со держания форму, строго канонизированный характер. Он выражается в сложной системе детально разработанных правил учтивости, четко классифицирует правила обхождения с представителями различных классов и сословий, с должностными лицами в соответствии с их рангом (к кому как следует обращаться, кого как должно титуловать), правила поведения в различных кругах (придворный этикет, дипломатический этикет, этикет «высшего общества» и т. д.)

В то же время за строгим соблюдением этикета может скрываться недоброжелательное и неуважительное отношения к людям. И тогда нужно говорить о том, что этикет, по сути, является узаконенной формой лицемерия в повседневных взаимоотношениях людей. Этикет в современном обществе отражает процесс демократизации и гуманизации социальной жизни. Этикет значительно упрощается, становится более свободным и естественным, приобретает смысл повседневного благожелательного уважительного отношения ко всем людям, безотносительно к их должности и общественному положению.

  • Учтивое обращение с женщиной,
  • почтительное отношение к старшим,
  • формы обращения и приветствия,
  • правила ведения разговора,
  • поведение за столом,
  • обхождение с гостями,
  • выполнение требований, предъявляемых к одежде человека в различных обстоятельствах,

— все эти законы приличия воплощают общие представления о достоинстве человека, простые требования удобства и непринужденности во взаимоотношениях людей. Внимание к внешней форме проявляется здесь лишь постольку, поскольку в ней отражаются представления о красоте в поведении и внешнем облике человека.

В целом этикет совпадает с общими требованиями вежливости и такта.

Демократизация этикета выражается в том, что устоявшиеся формы обхождения в специальных случаях (за столом, в гостях) все более переходят во всеобщую уважительность к человеку во всех ситуациях и независимо от его особенных (социальных, этнических и др.) характеристик. Помимо знания и соблюдения определенных, чаще всего условных, правил, этикетная мера межчеловеческого общения определяется также любезностью, которая является важной нравственной добродетелью, показателем нравственной цивилизованности, светскости человека. Однако, если ослабление этикетных правил не восполняется соответствующим воспитанием, оно оборачивается не только развязностью, но и откровенным хамством.

Любой поступок человека обладает одновременно этическим и эстетическим значением, и может быть оценен, с одной стороны, как прекрасное или безобразное, а с другой стороны, как добро или зло. Эта особенность восприятия учтена и закреплена в этикете.

В общественном и индивидуальном сознании нравственное и прекрасное издавна мыслятся как некое органическое единство, которое фиксируется даже словесно (например, понятие «прекрасное» в русском эпосе и сказках применяется для обозначения физического совершенства, душевной силы и нравственной чистоты). Такое взаимопроникновение двух относительно самостоятельных понятий отражает важнейшую ценностную установку, которую выработало исторически развивающееся общественное сознание: с гуманистической точки зрения прекрасным является то, что нравственно, морально, что возвышает и облагораживает человека, а нравственное не может быть признано морально-добрым, если оно внутренне не связано с прекрасным.

Именно внутреннее родство, сущностное единство этической и эстетической сфер обусловили смысловую специфику понятий «возвышенное», «низменное», «героическое» и др., где этическая и эстетическая оценки поступка выступают нераздельно, слитно.

Но взаимоотношения этического не исчерпываются их единством.

В конкретных исторических ситуациях эти сферы часто вступают в противоречие друг с другом. Это противоречие вызвано либо плохими социальными условиями, либо односторонним развитием и воспитанием личности, в силу чего стремление к красоте или соблюдение общепринятых норм морали носит чисто внешний, показной характер. Многообразие конкретных случаев несовпадения этического и эстетического, как правило, является результатом нарушения гармонии в отношениях между реальным и идеальным, природным и духовным, внутренним и внешним в самой человеческой жизнедеятельности.

В сфере поведения личности и отношений между людьми это выражается, в частности, в недооценке формы, поступка или общения, которая может быть вежливой или грубой, изящной или вульгарной, либо, напротив, в пренебрежении содержательной стороной поведения и общения, что наиболее наглядно проявляется в «чистых» формах этического и эстетического — в этикете, и в моде.

Этическое и эстетическое вступают в конфликт в тех случаях, когда человеку нравится, доставляет наслаждение то, что в нравственном смысле ущербно или аморально. В реальной жизни порок, пошлость, духовная нищета и ограниченность нередко маскируются внешней красивостью формы, манер, слов. Поэтому отличие подлинной красоты от красоты, мнимой выявляется через ее отношение к добру, то есть через установление ее собственно человеческого содержания.

Нравственная оценка поступка или акта общения органически, изначально присуща человеческому восприятию.

Слова «этика» и «этикет» воспринимаются как близкие по значению. И это естественно. К такому восприятию подталкивает не только сходство самих слов, но и теснейшая связь этих понятий. Однако на самом деле эти слова сблизились сравнительно поздно.

Слово «этикет» заимствовано из французского языка, а «этика» — из греческого («ethika», от «ethos» привычка, нрав).

Одно из значений слова «etiquette» — «надпись». На основе этого развилось более узкое значение — «записка с обозначением последовательности протекания церемониальных действий» и далее — «церемониал». (В русском языке еще в начале 20 века слово «этикет» могло обозначать «ярлык, наклеиваемый на бутылки и обертки товаров, с обозначением названия фирмы, торговца и производителя», однако, укоренилось с этим значением все же слово «этикетка»).

Вообще говоря, дистанция между этикой и этикетом столь велика, что последний с большим правом можно было бы назвать «эстетикетом» — ведь в нем закрепляются в виде канона именно эстетические качества поведения, его стиль. С этической ценностью содержания этикет связан, но лишь в конечном счете:

  • во-первых, генетически (ибо всякий этикет уходит корнями своими в нравственную полезность тех или иных действий);
  • и, во-вторых, функционально (так как этикет приобщает человека к определенной социальной группе, дисциплинирует его, укрепляет чувство ответственности и т. д.).

Однако в каждом конкретном случае такая связь отнюдь не обязательна. Наоборот, эстетическое поведение, которое соответствует всем нормам данного этикета, может заключать в себе безнравственный поступок (например, можно элегантно, в соответствии с правилами хорошего тона, оскорбить и унизить человека). Поэтому этикет есть выражение, воплощение противоречивой связи между этической и эстетической сторонами поведения.

Существование человека в среде себе подобных, взаимодействие людей друг с другом — одна из важнейших со составляющих бытия. Люди не могут нормально жить, обмениваться опытом, трудовыми и бытовыми навыками, не контактируя между собой, не общаясь друг с другом.

В процессе общения люди не только формируют свои представления о мире,  но и вырабатывают взаимопонимание, находят «общий язык». Общение — это одновременно обмен действиями, поступками, мыслями и чувствами, переживаниями с другими людьми, а также обращение человека к самому себе — к собственной душе, воспоминаниям, совести, меч там. Для культурно развитого человека общение становится потребностью, его отсутствие воспринимается как тяжкая, невосполнимая утрата.

Подлинно человеческое общение — форма творчества, помогающая выявить и раскрыть лучшие стороны личности.

Оно строится на уважении достоинства другого человека, соблюдении выработанных человечеством простых норм нравственности. Наиболее содержательное, емкое и выразительное средство человеческого общения — слово, речь. Умение говорить и слушать, вести беседу — важное условие взаимопонимания, проверки истинности или ложности своих мнений, представлений.

Но есть и «немой язык» человеческих чувств — взгляд, жест, который может быть приветливым или обидным, красивым или вульгарным, выразить симпатию или антипатию к человеку. Поза, манера держаться в разговоре также характеризуют культуру, воспитанность человека.

Жанр, способ и средства общения имеют нравственный гуманистический смысл, ибо показывают, насколько развита в человеке способность поставить себя на место и в положение других людей. В этом смысле значение и роль этикета трудно переоценить.

Если распространить понятие «этикет» на нравы, обычаи, манеры, принятые у разных народов, в различных социальных группах и слоях, на раз личных этапах человеческой истории, то станет понятно, что вне этикета, по большому счету, человеческого общения не существует.

И если некто говорит, что этикета не знает и правилам его не подчиняется, то это может означать лишь, что этот некто не отдает себе отчета, откуда взялись в его поведении те или иные устоявшиеся привычки, манеры, особенности взаимоотношений с другими людьми. Иными словами, некоторые этикетные формы стали настолько органичными, что воспринимаются как нечто само собой разумеющееся.

А некоторые особенности этикета таковы, что приходится констатировать: что «плохой» этикет — не есть отсутствие этикета, и лишь отсутствие этикета адекватного, соответствующего данному месту, времени, данной конкретной ситуации общения.

Оцените статью
Добавить комментарий