Власть отцов

Обычаи

Утрата женщинами своих прав

Приданое — институт более поздний и более сложный; он закреплен в гражданском праве многих народов и государств.

В патриархальном родовом обществе женщина, независимо от того, похищена ли она в жены, или приобретена в обмен, скажем, на корову, является собственностью мужчины на всю жизнь. А если муж умирает, то она переходит в собственность наследника мужа, хотя бы это был ee сын.

Эпическая поэзия древних греков и ветхозаветные библейские сказания повествуют о подобных нравах:

  • Сын Одиссея Телемах претендует на господство в доме своей матери, основываясь на отцовском праве.
  • Сын израильского царя Давида Авессалом, восставший против отца и прогнавший его из столицы, спешит прежде всего захватить отцовский гарем.
  • У некоторых народов неограниченная власть отца в семье и право его собственности на жен приняло кровавую форму: при погребении умершего главы семьи всех его жен убивали и хоронили в общей могиле с ним.

Патриархальное право утверждают многие народные обычаи. Таковы, например, обряды, связанные с наречением имени новорожденного.

Аборигены Новой Померании к новорожденным девочкам обращаются со следующими словами: «Приготовляй посевы, рожай детей, откусывай Лиану для нанизывания на нее раковин, принося хлеб…»

К новорожденному мальчику обращаются по-иному: «Показывай чужеземцам свое презрение, дергай свою бороду и скрежещи зубами, украшай свою шею и носи с собою свою боевую палицу, даже когда ты пробираешься через чашу; будь воином».

Формирование знати

При матриархате коллективному производству соответствовало коллективное потребление. Совсем по-иному складываются дела при патриархальном родовом строе. Между отдельными семьями, вследствие возникающей частной собственности на домашних животных и землю, все более углубляется имущественное неравенство. В одних семьях скапливаются все большие богатства, в других их нет.

С одной стороны, формируется родовая знать: богатые патриархальные семьи. С другой стороны, умножается число бедняков. Общество еще продолжает жить без государства, но родовая знать уже предпринимает меры к его созданию. Вкусы и повадки богатых все более становятся нормами нравственного бытия.

В связи с этим возникают невиданные ранее нравственные нормы: презрение к беднякам, спесивость и заносчивость богача. Становятся модными тучность, дородность, чванливость главы семьи.

У полинезийцев и кафров крайняя степень ожирения главы семейства считается признаком его почтенности и добродетельности. У китайцев родовые старейшины отличались необыкновенной тучностью и длиннейшими ногтями на руках, что указывало на их непричастность к физическому труду.

Изменение подхода к воспитанию детей

Кардинальные перемены происходят в области воспитания подрастающего поколения. Ранее, при материнском родовом строе, воспитание молодежи было делом всего рода и племени.

С переходом к патриархальному строю, воспитание подрастающего поколения становится делом семьи, вследствие чего возникают существенные различия в содержании и уровне воспитанности людей.

На этой почве углубляются противоречия во вкусах и нравственных оценках. Например, в нравственных оценках труда и богатства, методов обогащения, отношения к женщине.

Трудолюбие перестает быть добродетелью, чем оно было в материнском родовом обществе, и становится уделом черни и «проклятием судьбы». В отношении к женщине начинает господствовать «потребительский» подход.

Становление института церкви

Религия возникла и вполне утвердилась при материнском родовом строе, еще в древнем каменном веке. Это был стихийный культ природы; никаких нравственных поучений этот культ не знал, да в них и не было надобности, ибо нравственная власть женщины не нуждалась ни в каком особом обосновании и оправдании: она естественным образом следовала из самого факта материнства.

Другое дело-первобытный патриархальный строй с его экономическим неравенством и соперничеством между отдельными семьями, с деспотической властью патриарха — домовладыки и начинавшимся формированием государственной власти совокупно с властью становящегося института церкви.

Именно в это время жречество начало разрабатывать назидательную концепцию посмертных наград и наказаний: райские блаженства для покорных и адские мучения для непокорных.

С утверждением патриархального строя и отцовского права происходит сакрализация (освящение) всех патриархальных институтов и патриархальных нравственных законов. И, напротив, профанация институтов матриархального происхождения. Женщина объявляется «сосудом дьявола». женская магия третируется как дьявольщина и т.д.

В первую очередь и главным образом сакрализируется деспотическая власть отца, в связи с чем создается культ праотцов, которые изображаются как праведники, а также создаются пантеоны с мужскими богами во главе (Зевс, Юпитер, Перун, Яхве, Саваоф, Аллах).

Сакрализация частной собственности в т.ч. на женщин

Одновременно подвергалась сакрализации частная собственность на скот, рабов и жен. Этот процесс весьма четко запечатлен в заповедях Моисеева нравственного кодекса: «Не желай дома ближнего твоего; не желай жены ближнего твоего… ни раба его, ни рабыни его, ни вола его, ни осла…ничего, что у ближнего твоего» и «Не кради».

Одновременно происходит сакрализация семьи с главенством мужа и безоговорочной покорностью жены. В Библии этот процесс зафиксирован в легенде о сотворении женщины из ребра мужчины.

Создается пышный и торжественный ритуал свадьбы, назначение которого состоит в том, чтобы подчеркнуть необратимость брака для женщины и суверенность мужа и отца.

При материнском родовом строе женщина выполняла почетную общественную функцию — функцию жреческую. Женские божества составляли древний пантеон богов. С крушением материнского родового строя и с установлением патриархального строя положение и в этой области кардинальным образом изменяется.

Женщина лишается жреческих функций. Они становятся монопольным правом мужчин. Более того, позднее жреческим функциям придается официальный характер и должность жреца становится видом важнейшей государственной деятельности: церковь соединяется с государством.

И что особенно важно: в жреческой деятельности на первое место выдвигается нравоучение. Формируются религиозные этические доктрины, т.е. моральные кодексы.

В первых пяти библейских книгах («Ветхом Завете») запечатлены нравы той далекой поры, когда патриархальный строй еврейских племен уже распался и на его развалинах вырастало полурабовладельческая-полуфеодальная деспотия иудейских и израильских патриархальных владык, вроде мифических Ноя и Авраама.

В данном отношении Тора (пятикнижие Библии: «Бытие», «Исход», «Левит», «Числа», «Второзаконие») является ценным историческим источником для изучения нравов, а также уникальным памятником древней культуры.

В Торе содержится множество предписаний, которые дают достаточно определенное и ясное представление о нравственных нормах эпохи распада родового общества и становления классового общества:

  • «А если кто ударит раба своего, или служанку свою палкою, и они умрут под рукой его, то он должен быть на казан; но если они день или два переживут, то не должно наказывать его, ибо это его серебро» (Исход, 21, 20, 21).
  • «Если обольстит кто девицу необрученную и переспит с нею, пусть даст ей вено (выкуп) и возьмет ее себе в жену….» (Исход, 22, 16).
  • «Ворожеи не оставляй в живых» (Исход. 22. 18)
  • «Судей не злословь и начальника в народе твоем не поноси» (Исход, 22, 28).

Деспотизм отцовской власти

Ветхозаветной моралью освящается власть главы семьи — патриарха в семье, вплоть до права сыноубийства:

«Бог сказал: возьми сына твоего, единственного твоего, которого ты любишь, Исаака; и пойди в землю Мориа и там принеси его во всесожжение на одной из гор, о которой я скажу тебе… И пришли на место, котором сказал ему Бог; и устроил там Авраам жертвенник разложил дрова, и, связав сына своего Исаака, положил его на жертвенник, поверх дров. И простер Авраам руку свою и взял нож, чтобы заколоть сына своего».

Убийство Исаака не состоялось, ибо в последний момент ангел по указанию Бога остановил Авраама: «Не поднимай руки твоей на отрока, и не делай над ним ничего, ибо теперь я знаю, что боишься ты Бога, и не пожалел сына твоего, единственного твоего, для меня» (Бытие, 22, 2, 9, 10, 12).

Нравственные нормы сливаются с религиозными получают божественную санкцию в эпоху распада родового строя.

Древнейшая часть Библии была написана иерусалимскими жрецами, которые внесли в книгу Бытия народные предания, легенды и мифы — эти произведения изустного народного творчества.

Совершенно аналогичным образом развивались нравственные и правовые отношения в до императорском Риме, в 7-8 век до нашей эры.

Здесь в эту эпоху также действовала отцовская власть — «patria potestas»; дело доходило до того, что глава семьи имел право изгнать из дома любого из своих детей, а также имел право суда и казни над ними и, наконец, право продажи детей.

О существовании этих норм мы узнаем из законов императорской эпохи, когда постепенно устранялись из быта Римского общества пережитки первобытных патриархальных нравов:

  • Император Адриан (76-139 гг.) запретил главам семей самовольное убийство сыновей, хотя бы и совершивших преступления, установив уголовное наказание виновным.
  • Император Александр Север (205—234 гг.) оставил за отцами лишь право легких наказаний сыновей, а для более тяжких наказаний обязал отцов обращаться в суд.
  • Константин Великий (274-337 гг.) приравнял убийство сына к обыкновенному убийству, усилив, вместе с ним, наказание за отцеубийство.
  • Позднее, в императорскую эпоху, была запрещена продажа детей родителям.

Смысл этих нововведений состоял в том, что императоры ограничивали власть домовладык для укрепления собственного владычества.

Оцените статью
Добавить комментарий