О загадочной русской душе и об отношении к другим народам

Книга Разное

Что самое типичное для русской национальной традиции — это стремление придти на помощь человеку, если он в этом нуждается.

Ф. М. Достоевский называл такое качество русского человека все мирной отзывчивостью, все человечностью. Готовность приютить и обогреть, накормить и успокоить, дать добрый совет и защитить — все это является необходимой составной частью кодекса поведения. Причем, это стремление относится к любому человеку, нуждающемуся в такой помощи, независимо от цвета его кожи, разреза глаз, вероисповедания и национальности.

В этом отношении русский человек мало похож на идеал английского джентльмена, выходящее за рамки этого круга, воспринимается совсем иначе, но как соблюсти меру в такой отзывчивости? Как не стать назойливым и не ставить людей в неловкое положение своей участливостью?

Тут приходит на память пример Антона Павловича Чехова как человека, гениально воплотившего в себе и своих рассказах чувство такта, особой грации отношений с людьми. Особенно ему запомнились слова А. П. Чехова из его письма:

Нужно веровать в бога, а если веры нет, то не занимать ее места шумихой, а искать, искать, искать одиноко, один на один со своею совестью.

Точных рецептов во взаимно отношениях с людьми явно не существует, а надо каждый раз прикладывать мерку своей совести и своей человеческой интуиции к конкретной ситуации.

Это очень трудно и именно поэтому так нужны нам, простым людям своё образные нравственные маяки, по поведению которых можно, как по камертону, настраивать себя.

Показное благочестие не находило отклика у людей, а соблюдение обрядов и постов почиталось нормой поведения. Если за одним столом в одном помещении оказываются люди верующие и неверующие, соблюдающие и не соблюдающие посты, то традиционно считалось недопустимым упрекать кого-то или поучать.

То же самое относится и к народным словечкам и выражениям, жестам. И это не должно обижать и, тем более, оскорблять человека, к сожалению, немало еще людей в нашем обществе, не понимающих этого и ведущих себя по-хамски.

Как-то, читая письма А. П. Чехова, он обратил внимание на такие строки: «У Ноя было три сына: Сим, Хам и, кажется, Афет. Хам заметил только, что отец его пьяница, и совершенно упустил из виду, что Ной гениален, что он построил ковчег и спас мир. Пишущие не должны подражать Хаму».

А занимаясь в библиотеке и готовясь показать гостям, что такое русский национальный этикет, он нашел такое пророчество известного русского религиозного мыслителя и писателя Д. С. Мережковского, сделанное еще в начале ХХ века:

Одного, бойтесь — рабства и худшего из всех рабств хамства, воцарившийся хам и есть черт — уже не старый, фантастический, а новый, реалы черт, действительно страшный, страшнее, чем его малюют,- грядущий Князь мира сего. Грядущий Хам.

Прошли десятилетия, и мы понимаем теперь, как прав был этот пророческий голос.

Пришел черед гостям и хозяевам воспользоваться транспортом. Казалось бы — что тут особенного? Веди себя, как и в других общественных местах, и нечего мудрить! «Всё так,- подумал Василий Федосеевич,- но есть одно обстоятельство, к сожалению, типичное для нашей жизни на протяжении последних десятилетий. Если это и нельзя назвать особенностью нашего национального этикета, то, во всяком случае, это неотъемлемая деталь нашей жизни. Конечно, это очередь и транспортная толкучка, особенно в час пик.

Правда, это есть и в других странах, к слову сказать, в той же Японии, где специально подготовленные служащие метро заталкивают пассажиров в вагон, дабы закрыть двери.

У нас всё несколько по-другому. Конечно, дети, старики и женщины, особенно беременные, имеют преимущество. Можно войти с передней площадки и сесть на первые места. Правда, возникают две трудности. Во-первых, таких претендентов может быть больше, чем свободных мест, а, во-вторых, почти неизбежны неудобства, связанные с толчеей. Поэтому очень трудно выполнить известный совет А. П. Чехова:

Воспитанные люди уважают человеческую личность, а потому всегда снисходительны, мягки, вежливы, уступчивы. Они сострадательны не к одним только нищим и кошкам.

Сглаживанию острых углов и успокоению страстей более всего способствует общее мнение о том, что всем надо ехать, либо чего-то дождаться в очереди. Впрочем, наибольшие шансы пройти куда-то без очереди имеет женщина на большом сроке беременности, либо с грудным младенцем на руках. На втором месте, как правило, находятся немощные старики и старушки.

Попытки остальных получить преимущество воспринимаются, как правило, очень болезненно.

А вот объяснить дорогу и во всех подробностях рассказать куда и как лучше добраться, наши люди и любят, и умеют.

Еще одна интересная особенность нашего этикета в общении пассажиров, особенно в поездах, электричках, автобусах дальних маршрутов:

Люди нередко и с удовольствием могут поделиться едой, угостить незнакомого человека, особенно ребенка. Принято сердечно благодарить за угощение и, даже, если есть не хочется, все-таки попробовать предложенное. То же самое относится и к угощению сладостями, водой, напитками и т.д. Довольно часто просят сигарету или просто закурить.

А вот делиться спиртным с незнакомыми людьми-это удел пьяниц и алкоголиков или же слабохарактерных людей. Кроме того, сейчас это небезопасно во всех отношениях.

Долгие годы нас воспитывали в духе интернационализма, где главной характеристикой человека считалась его идеология, основанная на классовом делении общества. Мы искренне сочувствуем людям пролетарского или крестьянского происхождения, независимо от их расы, национальности, общественного положения, пола, возраста и т.д.

Теперь ситуация изменилась. Мы сами ищем и с большим трудом восстанавливаем наши национальные традиции. Идет спор о их подлинном содержании, о том, кого считать примером поведения.

Интересно, что по данным почти всех социологических опросов наиболее популярной фигурой русской истории остается Петр Великий! В то же время есть люди, считающие, что именно Петр свернул Россию с избранного православного пути.

В этом случае образцом поведения выступают такие деятели русской истории, как святитель Сергий Радонежский и другие».

Невольно вспоминаются еще одни строки А. П. Чехова, который, характеризуя эти особенности, писал:

…необъятная равнина, суровый климат, серый, суровый народ со своей тяжелой, холодной историей, татарщина, чиновничество, бедность, невежество, сырость столиц, славянская апатия и проч…. в Западной Европе люди погибают оттого, что жить тесно и душно, у нас же оттого, что жить просторно…

Да, и если подумать, то в нашей национальной идее, как и в нашей крови много того, что свойственно другим странам и народам.

Каждый русский может быть отнесен либо к великороссам, либо к украинцам, либо к полякам, немцам, грузинам, армянам.

  • Гоголь — хохол,
  • Пушкин — из арапов,
  • Фонвизин — немец,
  • Жуковский — турок,
  • Багратион — грузин,
  • Лорис-Меликов, Вахтангов, Хачатурян — армяне,
  • Куприн — татарин,
  • братья Рубинштейны, Левитан и Пастернак — евреи,
  • добрая треть генералитета и чиновничества была из немцев.

Все это не мешало этим выдающимся деятелям русской культуры и искусства быть подлинными выразителями национального духа. Правда, нередко возникала ситуация, которую в конце прошлого века подметил А. П. Чехов:

Когда в нас что-нибудь не ладно, то мы ищем причин вне нас и скоро находим: «Это француз гадит, это жиды, это Вильгельм…» Капитал, жупел, масоны, синдикат, иезуиты — это призраки, но зато как они облегчают наше беспокойство.

Всему миру известна широта натуры русского человека и его максимализм. Поэт А. К. Толстой сказал об этом так:

Коль любить, так без рассудка.
Коль грозить, так не на шутку,
Коль ругнуть, так сгоряча,
Коль рубнуть, так уж с плеча!
Коли спорить, так уж смело.
Коль карать, так уж за дело,
Коль просить, так всей душой,
Коли пир, так пир горой!

Многие в мире так и воспринимают русского человека, что вызывает в чувствах людей сложную смесь восхищения и опаски. Россия всегда представлялась страной не понятной, а «загадочная русская душа» вошла в историю. Один из самых известных политиков ХХ века Уинстон Черчилль говорил о России так:

Это окутанная тайной головоломка внутри загадки.

Очевидно, с учетом этого и надо строить свое поведение в отношении людей из других стран, с другим мировоззрением и религией.

Не надо стремиться что-то специально демонстрировать или подчеркивать в своем поведении. Главное — это:

  • естественность,
  • сдержанность,
  • незлобивость,
  • готовность придти на помощь в случае необходимости.

Символом такого отношения к миру и людям может быть знаменитая гагаринская улыбка, которую в свое время и видели сотни миллионов жителей Земли. Россия несла свой крест, часто страдая за грехи всего человечества. Многие видят именно в этом историческое предназначение России, ее миссионерскую роль в мире.

Так это или нет, сказать наверняка трудно, но ясно одно — будущее нашей цивилизации в наших руках, и нам еще предстоит понять себя и свое место в мире. А отсюда, надо полагать, следует то, что и поведение человека, и нормы этикета будут изменяться.

Это, конечно, хорошо, но очень трудно для всех. Чаще всего именно это пугает окружающих, поскольку людям импонирует стабильность и предсказуемость.

К примеру, у японцев есть несколько своеобразных кодексов поведения:

  • один — по отношению к императору и вообще власти,
  • другой — по отношению к родителям,
  • третий — к детям,
  • четвертый к родственникам и т. д.

То, что можно и должно делать по отношению к одним, недопустимо по отношению к другим.

Жизнь, таким образом, во всех своих проявлениях вписана в определенные рамки. Это совсем не значит, что японцы — это автоматы, выполняющие заданную программу. Напротив, во всех, даже трагических ситуациях, японцы стараются сохранить свое лицо, выразить даже крайне негативные чувства в максимально вежливой форме.

Это характеризует вообще восточный этикет. Человек тут не считается центром мира и пупом Вселенной. Он — только частица Космоса и одно из проявлений Жизни и поэтому его поведение должно соответствовать ритмам всего мира, а не нарушать их.

Отсюда вытекает глубочайшее уважение к личности Учителя, без которого невозможно освоить ни науку, ни искусство, ни этикет. Более того, многие буддийские учителя практиковали безмолвное обучение, учили молчаливой, углубленной медитации. Слова, как они полагали, только затемняют и искажают смысл понятий.

Как сказано у Тютчева:

Мысль, изреченная есть ложь.

И, как написано в Библии:

Язык — огонь, прикраса неправды, язык в таком положении находится между членами нашими, что оскверняет все тело и воспаляет круг жизни, будучи сам воспаляем от геенны. А язык укротить никто из людей не может, это неудержимое зло, он исполнен смертоносного яда.

Многие миллионы китайцев до сих пор чтут древнего мудреца Конфуция, который учил так:

Выходя из ворот, держи себя так, будто встречаешь дорогих гостей. Обходись с людьми так, будто творишь вместе с ними великий обряд чего себе не хочешь — не делай и другим.

Последняя норма, которая была названа «золотым правилом нравственности», вошла и в буддийскую, и в христианскую этику, а отчасти — и в исламскую.

В свою очередь, Джон как «новый американец», представитель западной цивилизации привел строки Редьярда Киплинга, который не только написал чудесную сказку о Маугли, но и был выдающимся поэтом и мыслителем:

Останься прост, беседуя с царями,
Останься честен, говоря с толпой;
Будь прям и твёрд с врагами и друзьями,
Пусть все, в свой час, считаются с тобой;
Наполни смыслом каждое мгновенье,
Часов и дней неумолимый бег,
Тогда весь мир ты примешь во владенье,
Тогда, мой сын, ты будешь Человек!

Нам, — непременно надо взять все лучшее, что создали народы Запада и Востока, но не копировать их, а дальше вырабатывать свой национальный кодекс поведения. В нем будет место и мудрости Востока, и разуму Запада.

 

Оцените статью
Добавить комментарий